Район Молжаниново объединяет восемь деревень. Во всех — покосившиеся дома, заболоченные огороды, деревянные туалеты. У школы № 740 два здания. Одно находится прямо на Ленинградском шоссе. Розовое здание построено 115 лет назад. Местные считают его чуть ли не памятником архитектуры и называют большой школой. Здесь учились шестые–девятые классы. В 200 метрах, если пройти по переходу через Ленинградку, находится второе здание школы — по-местному Охтинка, поскольку находится в Охтинском проезде, — для младших классов.



Перед воротами Охтинки утром в пятницу снова сход местных жителей. Родители общаются друг с другом, кто-то разговаривает с главой управы, местные пенсионерки пришли поболеть за односельчан. Детей ведут на спортивную площадку перед школой: у них сегодня день здоровья.

И похоже, они единственные, кто доволен тем, что у них уже третий день нет занятий, внеочередные каникулы через 20 дней после начала учебного года.

Школу постановили закрыть 29 августа. Родители даже не успели бы перевести детей в новую школу. Роспотребнадзор признал, что здания находятся в аварийном состоянии, хотя в прошлом году в них был проведен ремонт на 12 млн рублей. Однако экспертиза установила, что износ несущих балок зданий составляет 50%. Правда, местные жители в аварийное состояние зданий не верят. «Да у нас люди в худших условиях живут», — говорит один из жителей. «Здание стояло 115 лет, мы все умрем, а оно и дальше будет стоять», — уверен другой.

«Здание разделено пополам: в одной части школа, в другой находится пожарная часть, которая по-прежнему там остается. Но на эмчеэсовцев, видимо, балки не упадут», — говорит Елена, сын которой учится в седьмом классе молжаниновской школы. «Поликлинику закрыли, школу закрыли, вы хотите, чтобы еще и пожарку закрыли?» — вопрошает еще один молжаниновец.

Инициатор кампании за сохранение школы местный житель Александр Кудрявцев, сын которого учится во втором классе, созывает местных жителей идти в управу Молжаниновского района. Она находится в том же Охтинском проезде, в 150 метрах от школы. Это недавно отстроенное четырехэтажное здание из красного кирпича. На стене висит объявление, когда местные жители могут прийти за углем.

Родительский сход собирается в конференц-зале, здесь ждут префекта. Пока же Александр Кудрявцев по-быстрому решает выбрать членов управляющего совета школы. Он должен следить за обещаниями, которые дали в четверг родителям мэр Москвы Сергей Собянин и глава столичного департамента образования Исаак Калина. Они пообещали к 1 сентября 2014 года построить в Молжаниново новую школу, рассчитанную на тысячу детей. Правда, пока в Молжаниновской школе учится всего 115 детей, остальные дети появятся здесь, когда будут заселены новостройки Министерства обороны, построенные для военных. Жильцам обещали, что они смогут въехать в квартиры уже этой осенью. Так что дети военных по плану будут учиться вместе с молжаниновскими школьниками.

— Давайте определим, сколько у нас человек. И нам надо решить, это у нас конференция или собрание. Кворум есть? Хорошо, что тут есть представители всех классов. Кто хорошо пишет? Кто пойдет в секретари? — у Кудрявцева миллион вопросов и предложений. В секретари идти никто не хочет.

— Ну давайте же, — уговаривает он. — И надо выбрать председателя.

— Вы, конечно, — кричит собрание.

— Я? Ну хорошо, — скромничает председатель. В итоге кроме него и директора школы Галины Великановой в совет входят один из школьников, который будет заниматься размещением информации в сети, и несколько родителей — строитель, бухгалтер и другие — те, у кого есть время контролировать выполнение обещаний.

В зал входит префект Северного административного округа Владислав Базанчук.

«Вчера мы с заммэра Москвы Леонидом Печатниковым и главой департамента образования Исааком Калиной встречались с инициативной группой по поводу событий вокруг школы. Вам, наверное, рассказали, что в 10 утра сегодня приезжают судебные приставы и эксперты, которые должны за день провести экспертную оценку здания школы. Завтра мы получим заключение. В понедельник пойдем в суд, — заявил Базанчук. — Если экспертное заключение будет положительным, если скажут, что балку можно укрепить, то мы все это сделаем. Работы будут проведены, и дети пойдут в свою школу».

Базанчук также рассказывает про школу на 1000 мест на улице Синявинской, правда, до нее детям, которые живут недалеко от нынешней школы, идти несколько километров. Пока будет проводится ремонт, дети по выбору могут пойти в несколько школ — в Зеленограде, в Куркино или в школу № 19 в Химках. Все родители согласны на последний вариант, хотя до этой школы и ехать также несколько километров. Детей обещают отвозить на автобусе. Родители согласились, хотя вчера они выступали против того, чтобы отправлять детей в зеленоградскую школу: и утром, и вечером детям пришлось бы стоять в пробке на Ленинградке. Классы и учителя будут теми же, что в Молжаниново, смешивать их с химкинскими детьми не будут.

«Мы остаемся заложниками отсутствия инфраструктуры уже 40 лет. Власти мы уже не верим. Мы вам написали столько писем, но никто так и не прореагировал. Я 40 лет была общественным деятелем здесь, меня каждая собака тут знает. Инфраструктуры нет. Но если ее нет, зачем нам власть тогда? Зачем ей здание из четырех этажей? Этот гадючник надо сравнять с землей», — кричит местная активистка Валентина Кузьмина.

Базанчук приглашает активистку на прием. Правда, он уже встречался с ней, но услышать друг друга стороны, похоже, не способны.

«Вчера был вопрос, почему раньше Москва не строила школы. Министерство обороны помимо жилых домов должно было построить школы, детские сады и поликлиники. В силу объективных причин строительство школы Минобороны не выполнило. В итоге город взял на себя обязательство обеспечить все социальное строительство. Кроме школы будет построена поликлиника. Она тоже будет на улице Синявинская, потому что все коммуникации в районе есть только там. Больше нигде канализации, газификации и водоснабжения в районе Молжаниново нет, — говорит префект. — Сейчас разрабатывается проект развития района. Пока нет проекта планировки, мы ничего сделать не можем».

Как только префект уходит, пенсионерка вновь разражается: «Не верьте ничему, ничего они не решат. Нас с вами будут сносить. Гадючник надо убрать отсюда!»

На сцене появляются три новых человека — представители ЛДПР.

«Уважаемые жители Молжаниновского района, я являюсь помощником Владимира Жириновского. Он в курсе вашей проблемы. Он отправил нас сюда, чтобы поспособствовать решению нашей проблемы», — говорит один из них.

«Владимир Вольфович часто разговаривает с Владимиром Владимировичем. Пусть они думают не о «Северном потоке», пусть подумают сначала о Северном административном округе», — вставляет в ответ одна из родительниц.

На Молжаниново обратили внимание не только в ЛДПР. На школьную линейку 2 сентября приезжал Сергей Митрохин из «Яблока». А местная пенсионерка-активистка Валентина Кузьмина состоит в «Единой России». На вопрос корреспондента «Газеты.Ru», почему же партия ничего не сделала для ее родного Молжаниново, женщина начинает партию оправдывать: «Как раз они сейчас и занялись тем, что район стал как-то развиваться». Правда, что было сделано партией для района, пенсионерка пояснить не смогла.

Активист Александр Кудрявцев вместе с директором школы, судебным приставом и экспертом идут в «большую» школу на Ленинградке. Там они проводят экспертизу: за один день эксперт должен решить, пригодна ли школа для учебы или нет. И если все-таки пригодна, что стоит отремонтировать в первую очередь, чтобы как можно быстрее начались занятия.

Лучше всех о ситуации в Молжаниново осведомлены местные пенсионерки. Они рассказывают «Газете.Ru», как живут: «Построили у нас стадион за 40 миллионов. Но в день открытия его благополучно закрыли — из-за технических нарушений».

«Нас обещают с 2003 года расселить, но так ничего и не происходит. В деревне нет никаких условий — ни поликлиники, ни сберкассы, ни аптеки. Мы ездим или на Речной вокзал, или в Химки», — говорит пенсионерка Наталья Коваленко. Так что проблема школы № 740 — это лишь верхушка айсберга. Дело в самом Молжаниново. Хотя это и район Москвы, по сути же это большая деревня, которая 30 лет назад оказалась в составе Москвы. Сами жители живут, похоже, еще в 1950-х: во многих домах нет газа, электричества в 220 вольт почти никогда не бывает, по улицам ходят козы, вместо туалетов — деревянные сарайчики.

«Давайте мы вам экскурсию проведем, покажем, как у нас под участками полно воды, мусор не вывозят, воду носим из колонок», — говорит Коваленко.

По дороге одна из пенсионерок рассказывает, что в деревне Бурцево Молжаниновского района живет участник Великой Отечественной войны Николай Лабутин, но живет он не в доме, который кому-то уже отошел «по наследству», а в помещении типа сарайчика. Прошлое руководство управы попросило у города 600 тыс. рублей на ремонт его дома. «Деньги просто-напросто отмыли. А ремонт не сделали. Он по-прежнему живет в сарае», — рассказывает одна из женщин.

Дома в Молжаниново сильно отличаются друг от друга. За одним высоким забором виден коттедж с английским газоном. «Такие богатые дома у нерусских. В них живут армяне, азербайджанцы», — говорит Наталья Коваленко. Но подобные дома — редкость. В основном в Молжаниново старенькие, покосившиеся домики.

Пенсионерка, инвалид второй группы Татьяна Ильина живет одна. Сын у нее погиб, муж умер. Ее деревянный дом — самый старый в районе, за исключением школы. Он построен в 1903 году. Фундамент сильно просел, забор у дома повален. Она говорит, что писала письма «и Путину, и Медведеву, и прокурору, чтобы как-то помогли».

У Натальи и Александра Коваленко дом получше. Они переехали в Молжаниново из Москвы в 2002 году. Говорят, что на пенсии хотели быть «поближе к земле». Сначала земля давала хороший урожай.

«Был идеальный участок, никакой воды. Знали, что где-то находится болото. Недалеко у нас был водоотвод, куда стекала вся вода. А с 2003 года здесь стали карьер копать, нарушили систему, водоотвод засыпали. В итоге вода стала накапливаться, и теперь уже болото появилось на участке. А в этом году оказалось хуже всего. Мы даже не смогли урожай собрать», — говорит пенсионер Александр Коваленко.

Напоследок корреспондент возвращается в здание управы. Там учителя решают, как они будут работать в химкинской школе: у нее финансирование меньше, чем у «московской» молжаниновской. Учителя верят, что экспертиза покажет, что школу можно отремонтировать. Они надеются вернуться в родные старые стены уже на следующей неделе. «Видите, как выступили родители? Чиновники такого просто не ожидали, поскольку родители всем миром заступились за школу. Они понимают, что дети не смогут нормально учиться, проводя по часу и более по дороге в школу», — говорит один из учителей.

На выходе из здания управы курит охранник. Он показывает свою опухшую руку — вчера родители, пытаясь попасть в управу, повредили ее, она сильно распухла. «Я теперь дверь всегда буду держать открытой, пусть входит кто хочет и когда хочет», — смеется он.

Источник