(статья с сайта apps.plushev.com)

Вчера на проекте Активный Гражданин началось голосование по вопросу о переименовании станции метро “Войковская”. Я вот тоже проголосовал

Это одно из самых серьезных голосований за последнее время, потому что обычно было вот

Снимок экрана 2015-11-02 в 21.06.21

Активный Гражданин – это сайт и приложение для мобильных ОС, который мэрия Москвы позиционирует как инструмент электронной демократии. Электронная демократия – это современно и удобно, странно возражать против самого по себе подобного способа выяснения общественного мнения. Другое дело, каким образом эта электронная демократия организована. Если бы это было просто элементом развлечения, в качестве которого голосования используются, например, на радио “Эхо Москвы”, то не стоило бы и задаваться этим вопросом. Однако, голосования на Активном Гражданине все чаще используются московскими властями в качестве аргумента для принятия решений о жизни города. А это, напомню, даже не муниципальное образование, а целый субъект РФ. Да и наших денег на этот проект было затрачено, судя по всему, немало: издание Йод оценивает расходы в десятки миллионов рублей . Но в этом посте не о целесообразности трат – это отдельный вопрос, а рассуждения о том, как это все устроено.

Я не работаю в московской мэрии и не знаю, каким образом все это устроено, сужу исключительно снаружи, как самый обычный пользователь. Но мне кажется, в интересах мэрии было бы рассказать об этом не только мне, но и вообще всем москвичам, как можно подробнее и нагляднее, чтобы избежать подозрений в жульничестве. Прямо скажем, мотив жульничать придумывать недолго: выдать выгодное властям решение за выполнение воли москвичей. Руководствуются ли этим мотивом в столичной мэрии – я не знаю, никаких доказательств у меня нет, равно как нет и никаких оснований слепо доверять московским чиновникам. Но сомневаться и задавать вопросы – моя обычная, повседневная работа. И вот какие вопросы у меня возникли при беглом знакомстве с проектом.

– Кто считается активным гражданином, в смысле, кто допускается к голосованию?

Я ответил на этот вопрос так: любой человек, у которого есть российская сим-карта, поскольку регистрация происходит по телефонному номеру. Система не препятствует регистрации людей с номерами из других регионов страны. Я проверил это с помощью нескольких своих знакомых в других городах. Всем им без труда удалось зарегистрироваться. Более того, им удалось проголосовать, то есть, система допускает голосование не только с разных номеров из других регионов, но и не обращает внимание на местоположение голосующего. Чтобы быть допущенным к голосованию не нужно ничего, кроме телефонного номера. Это значит, что нет никакого идентификатора, который стопроцентно гарантировал бы, что участник голосования – житель столицы. Иными словами, мы не можем понять, сколько из проголосовавших – действительно москвичи. В этом смысле была бы интересна статистика зарегистрированных номеров по операторам и регионам. А вообще, потенциально очень опасная штука.
Ну, представьте, что на Активном Гражданине, например, зарегистрируются все жители каких-нибудь других регионов и будут что-либо решать. Пока стоит вопрос о сгребании листьев – бог бы с ним, а вот если что серьезнее?

– Сколько раз может голосовать один и тот же человек?

Логично было бы предположить, что в голосованиях, которые обещают учитывать власти, должен действовать принцип “один человек – один голос”. Однако, как нетрудно догадаться, здесь действует принцип “Один телефон – один голос”. У мен есть несколько номеров, и я успешно проголосовал с каждого из них. Вообще, у нас по статистике у каждого человека в среднем два мобильных номера. Но не это главное, а то, что можно оказывать влияние на результаты голосования простой скупкой сим-карт. Дело это недорогое, любой оператор всегда заинтересован в формальном расширении абонентской базы, не думаю, что при желании есть проблема договориться об оптовых скидках на номера. Кроме того, существуют разные сервисы “виртуальных” симок (например) позволяющие за несколько рублей регистрироваться в разных сервисах, не используя свой мобильный телефон.

– Насколько система защищена от накруток, прежде всего, со стороны ее же авторов?

Пусть программисты меня поправят, если я неправ, но, насколько я понимаю, имея в своем распоряжении достаточное количество телефонных номеров, реальных или виртуальных, нет большой проблемы написать скрипт, накручивающий голосование.
Таким образом, очевидно, что есть теоретическая и техническая возможность накрутить результаты голосования, как с помощью использования симок, так и какими-то иными средствами: написанием других программ, которые каким-то образом обходят регистрацию или просто переписывает результаты на сервере. Ведь если это сервер мэрии, логично предположить, что доступ к нему имеют ее технические специалисты? И, опять же, насколько я понимаю, ответственности за фальсификацию такого голосования не предусмотрено ровным счетом никакой.

– Кто и как считает голоса?

Когда в разных телепроектах, например, Евровидение или Голос, проводится голосование смсками на короткий номер, это делают не организаторы, а сторонние компании. Стоимость смсок обычно в десятки раз выше обычной операторской цены, и потому она ощутима для пользователя, что само по себе является одним из инструментов, направленных против накруток. Накручивать становится банально дорого.
Ну а кроме того, в случае каких-то сомнений у компании всегда можно запросить биллинг. Тут все тоже не идеально, но это хоть какая-то защита от фальсификации.
Кстати, у Активного Гражданина нет не только “входного порога” в виде условных 50 рублей за голос, но и наоборот, за каждый отданный голос пользователь получает баллы, за которые ему впоследствии обещают какие-то коврижки. Интересно, сколько было бы Активных Граждан, если бы каждый голос стоил 50 рублей?
Что, кроме веры в кристальную чистоту рук чиновников московской мэрии, может убедить нас в том, что голосование на Активном Гражданине – честное?
Одно, из средств – независимый и авторитетный аудит. Например, у премии Оскар, которая, напомню, является сугубо внутренним делом Американской Киноакадемии, на аудит голосования этих самых киноакадемиков нанят не кто-нибудь, а Price Waterhouse Coopers. Можно сколько угодно говорить о политизированности голосования, ангажированности жюри итд., но вот к подсчету придраться сильно труднее. Да, дело недешевое, но дешевое решение не всегда самое хорошее или надежное. Тем более, судя по тому, сколько, как говорят, уже потрачено денег на Активного Гражданина, за ценой вопроса в мэрии особенно не гонятся.

– Что мешает использовать механизм РОИ?

Однажды в интернете появился сайт госуслуг. Потом сайты, оказывающие аналогичные услуги появились у министерств и ведомств, потихоньку подтянулись и региональные ресурсы. Это, вместо удобство или, точнее так, вместе с некоторыми удобствами, привело к немалой путанице. Граждане записывались на прием на госуслугах, а оказывается, надо было на сайте ГИБДД, распечатывали форму заявления или платежку с одного сайта, а уже на месте выяснялось, что надо было на другом и этот бардак, хоть и немного разгребли, но дает о себе знать до сих пор. Похожая история и с электронной демократией. У нас, как мы помним, уже больше двух лет назад с большой помпой был запущен сайтРоссийской Общественной Инициативы (РОИ). Ну это тот, на котором голосуются разные петиции. Так вот, там есть разные уровни инициатив: федеральный, региональный и муниципальный. Что мешало московским властям использовать уже имеющийся механизм РОИ? Тем более, его защита от накруток – несравнимо выше. Там необходима регистрация на тех самых госуслугах, а это уникальный идентификатор. Что, кстати, дает возможность отсечь от голосования жителей других регионов. Так, мне не удалось проголосовать на РОИ по вопросу о переименовании одной из улиц в Нижнем Новгороде, система понимает, что я не местный, и справедливо посылает меня куда подальше.

Снимок экрана 2015-11-02 в 21.27.54

Претензий к этому сайту тоже было много, например, нет защиты от использования административного ресурса, скажем, с помощью личных данных госслужащих. Но у Активного Гражданина такой защиты тоже нет: если муниципальных служащих можно заставлять выходить на субботники и митинги, голосовать на выборах, что мешает припахать их в этом, весьма невинном случае? Понятно, что РОИ – это сайт петиций, а не голосований, но ведь суть – та же самая. Можно подумать, в Москве мало общественных организаций или, извините за каламбур, активных граждан, чтобы соответствующую петицию подать. Заодно можно было бы сэкономить несколько десятков миллионов рублей. Я уж не говорю о том, что вообще-то по разным вопросам давно существуют офлайновые механизмы – слушания и референдумы. И мы знаем примеры, когда слушания фальсифицируются, а референдумы гасятся еще на стадии инициативной группы, что не добавляет авторитета электронной демократии, которой эти инструменты, похоже, потихоньку подменяют.

На сайте Активного Гражданина никаких пояснений на этот счет я не нашел, хотя, казалось бы, объяснить принципы голосования и механизмы контроля именно там, было бы разумно и логично. Словом, вопросов по Активному Гражданину у меня сильно больше, чем ответов, сервис для меня очевидно непрозрачный, мутный. Я читал в твиттере, что на Эхе Москвы будет передача, как я понял, с участием представителей московской мэрии и ее критиков, где я был бы рад услышать ответы на все мои вопросы и сомнения.