Здравоохранение



        С середины сентября сего года в средствах массой информации, социальных сетях, бытовых разговорах москвичей резко возросло число жалоб на отвратительное качество оказания помощи в городских медицинских учреждениях Москвы. Значительно увеличилось время ожидания больных в очередях на медицинские обследования, а пациенты часто не получают в больницах необходимые им медикаменты и процедуры.
      В подобных ситуациях у мэрского Собянина срабатывают годами наработанные рефлексы. Во-первых, он начинает рассказывать о сияющих перспективах Москвы под его руководством – в данном случае два « … по жизни» Собянин и Греф поведали москвичам об ожидающей их цифровой медицине. Во-вторых, устраивается демонстративное награждение мэрских чиновников «за достижения» - в данном случае государственными наградами отметили чиновников городского здравоохранения (для мэрского Собянина устроить это не трудно). В-третьих, заинтересованные в мэрском Собянине журналисты и активисты начинают публично на различных информационных площадках хвалить «московское изобилие» и сочувствовать  нищете РФ.
      В качестве примера ознакомьтесь с публикацией, размещённой на сайте «Эхо Москвы».  Заурядный текст о необходимости беречь себя во время эпидемии, но пишет об этом врач (травматолог-ортопед (!)) рассказывающий об ужасах медицины в РФ. Ключевая фраза в тексте -  «в Москве есть всё или почти всё».   
 
 
Знать нашу систему изнутри


АВТОР Андрей Волна, врач травматолог-ортопед

У нас есть больницы (их мало), где есть ВСЁ.
У нас есть больницы, где кое-что есть (их много).
У нас есть больницы, где нет НИЧЕГО.
Ещё «на первой волне» мы, врачи (не все), говорили: серьезные меры очень важны. Это позволит «растянуть» эпидемию во времени, обеспечить плавное, не одномоментное поступление пациентов. При этом, конечно, все думали о дорогих аппаратах ИВЛ. Те, же из нас, что «в теме», понимали, что речь идёт о том, что много проще. А именно — о койках с подводом электричества и кислорода. Об элементарном речь идёт.
Просто нужно знать нашу систему изнутри. И понимать, что есть больницы, где нет НИЧЕГО. Даже кислорода нет.
Многие не сообразили.
Так вот. Москва — пережила и переживёт. С потерями, но переживёт. Просто потому, что в Москве есть всё или почти всё. Но, не вся страна — Москва.
Пишут, что в Ростове умерло одномоментно 13 пациентов. Умерли… из-за отсутствия кислорода. Минздрав начал экстренную проверку. Даже Песков сказал об этом.
А вот местные поставщики кислорода подтверждают эту информацию практически.
Вот так.
Не дорогостоящих аппаратов нет. Не лекарств разных. Кислорода копеечного нет.
Будьте осторожны!
PS. Обещал не уговаривать больше людей соблюдать элементарные правила. Не смог. Просто далеко не все понимают, с чем столкнутся в случае болезни. Жаль.
 

 


«Не нашлось ни крови, ни лекарств, ни элементарного милосердия»: потомственный врач умерла в московской больнице
Ее подруга рассказала, как родные добивались лечения

 
Журналистка Наталья Барабаш написала в «Фейсбуке» пронзительный пост о смерти потомственного врача Галины Орловской в Боткинской больнице. С разрешения автора публикуем его с сокращениями.

Галка Орловская должна была стать врачом. У нее просто не было выбора
Она засыпала и просыпалась под разговоры об ампутациях, раздробленных костях черепа и прободении язвы. Ее отец был блестящим хирургом — лучшим во Владивостоке, Приморском крае, и одним из лучших — в стране. У него были талантливые, чуткие, как нос спаниеля, руки. И острый быстрый ум. Те, кто уже умирал, у него выживали. Те, кто никогда не должен был встать с инвалидного кресла, начинали ходить.
Что Галка будет врачом, никто не сомневался.
И она им стала. Выбрала аллергологию.
— Мы же любим детективы? — говорила она мне. — Аллергология — сплошной детектив. Знаешь, как иногда сложно вычислить этот чертов аллерген! Целое расследование!
Когда мы собирались втроем: я, Галка и еще одна наша любимая подружка с детства Санька, которая стала офтальмологом, разговоры шли только о больных. Лечении. Сложных случаях.
Один раз она буквально спасла от смерти мою сестру. У нее две недели была температура 39. И ужасное самочувствие. Врачи решили, что у нее — почечное воспаление. Лечение не помогало. Позвонили Галке. Она приехала. Осмотрела. Послушала.
— Бегом на рентген! — сказала. — У тебя в легких хрип!
Оказалось — тяжеленная пневмония...
Да сколько в ее практике таких случаев! Как-то уже здесь, в Москве, когда я в очередной раз уговаривала ее бросить хотя бы одну работу (в районной поликлинике она получала за консультации где-то 7 тысяч рублей), она вздохнула:
— А кто будет с моими бабульками так заниматься! Беседовать. Выспрашивать. А потом — мне же самой интересно.
Ей всегда было интересно с больными. Она обожала подробно рассказывать каждому, откуда берется его болезнь. Как с ней теперь надо обращаться. Договариваться.
Больные ее обожали. При этом Галка, как и ее родители, была вообще не про деньги. Эти блестящие врачи всегда жили очень скромно. Галка получала копейки на двух работах. И ничего не брала у пациентов. Если честно — думаю, ей даже не очень предлагали. Больные сразу чувствуют, когда врач лечит в удовольствие.
Как-то я спросила Галку: и сколько человек ты спасла? Ну вот так, чтоб реально от смерти?
Она задумалась. Потом засмеялась.
— Не хочу считать. Но с чем там — она кивнула наверх — предстать, наберется...
У нее нашли очень опасную раковую опухоль в голове. Но операцию сразу делать не стали. Наблюдали. И весь этот год наблюдений она ничего никому не говорила: ни мужу, ни дочкам, ни нам.  А Галка, несмотря на то, что стала слабенькая, все так и ходила на свои две работы. Лечить. Спасать.
Полтора месяца назад у нее упали лейкоциты. Ее положили в Боткинскую больницу в 11-е отделение гематологии с диагнозом «острый лейкоз». Отделение только первый день открылось после того, как было ковидным.
Состояние Галки было тяжелое. Но не критическое. Через три недели она заболела в больнице ковидом.
Кто его занес? Девчонка ли, которую тайно провела к соседке по палате санитарка? Так думала Галка. Или кто-то еще.
Заболели все в ее и соседней палатах. Потом в других палатах. Потом и Галкин врач.
Ее перевели в специальную зону. С температурой 40. КТ показывала ковид. Все четыре взятых теста были отрицательные. Это, к слову, о качестве тестов.
В ковидную больницу Галку не брали. Наконец, через 10 дней ее перевели обратно в палату.
И бросили лечить. Новый врач после криков дочки (разговаривать с ним можно было только по внутреннему телефону) подошел к больной лишь через день после ее перевода. Заведующий сказал, что спасти Галку могут только таблетки, которые есть лишь в больнице в Мониках. Но на амбулаторном лечении. Поэтому они Галку выпишут, а она пусть сходит туда на прием и выпишет себе лекарства.
Галка тогда уже вставала с трудом и не могла обходиться без кислорода и постоянных переливаний крови.
— Она не сможет дойти до больницы! — говорила дочь.
Тогда в гематологическом отделении столичной клиники кончилась кровь.
— Крови нет, — сказал лечащий врач. — Осталось пять литров на всю Москву. Сдавайте свою (у родных другая группа), приносите талончики, может, тогда...
Дочь, сама после тяжелого заболевания, и ее муж побежали сдавать кровь. Принесли талончики.
— Крови все равно нет, — сказали им. — Забирайте вашу мать.
Кровь нашла младшая дочка, которая живет в другой стране. Позвонила знакомой в московский центр, и кровь привезли.
Но мало.
— Может, объявить сбор через «Фейсбук»? — панически спрашивал у меня Галкин зять.
— Я узнавала в центрах. Вроде, есть у них кровь. — говорила дочь Наташка.
Я взорвалась.
— Скажите этому врачу, что беседуете с ним под диктофон. Пусть он вам скажет, куда он посылал запрос и где сказали, что крови нет.
— А что, есть? — удивился он. — Ладно, тогда я пошлю запрос...
То есть он просто ничего не делал.
(Но с кровью в Москве, наверное, и правда плохо, потому что я уже два раза видела в ФБ панические просьбы сдать кровь. И это — позор, конечно. Платите больше донорам. Покупайте не тротуарную плитку, а препараты крови, если ее не хватает. Это же мировая столица, блин!).
Дальше был полный ужас. В понедельник заведующий кричал на Галкину дочь:
— Я вашу мать выписываю! Забирайте ее домой, или я переведу ее в хоспис!
Галка уже не могла вставать и дышать без кислорода.
Я думаю, сработали звонки в Минздрав. Потому что во вторник Галку не выписали. А впервые — через неделю после перевода из ковид-изолятора — взяли у нее на анализ кровь. Подчеркну — у больной с острым лейкозом в гематологическом отделении. Все это отражено в ее выписке, кстати.
И оказалось, что кровь там такая, что нужна реанимация. А не амбулаторное лечение на дому.
— Мы будем готовить ее к реанимации, — сказал врач.
Хотя по моему представлению реанимация — не то место, куда попадают после специальной подготовки.
Утром Галка набрала на мобильном номер дочери. А говорить не смогла. Наташка час слушала, как она тяжело дышит, все это время дозваниваясь в вестибюле больницы по внутреннему ее лечащему врачу. Он трубку не брал. И к больной, которую готовят к реанимации, не подходил.
Через час Галку все же увезли в реанимацию. Еще через два часа она там умерла.
— Очень поздно, — сказали реаниматологи.
И еще оказалось — ей так и не вылечили ковид, который осложнял болезнь.
Да, ее состояние было тяжелое. Да, с таким диагнозом редко живут долго. Но Галка была готова бороться.
А вот врачи бороться не захотели. Для потомственного врача и спасателя жизней не нашлось в этом отделении Боткинской ни крови, ни лекарств, ни элементарного милосердия.
Мне трудно это представить и объяснить.
 
ДОПОЛНЕНИЕ:




Мария Смирнова
По факту публикации «Не нашлось ни крови, ни лекарств, ни элементарного милосердия»: потомственный врач умерла в московской больнице» ГКБ им. С.П. Боткина была проведена проверка.
Информация о том, что пациентка не получала медицинскую помощь, абсолютно не соответствует действительности. Во время нахождения в медицинском учреждении пациентка получала рекомендованную для характера заболевания и возраста терапию.
Информация о дефиците донорской крови в медицинских учреждениях города Москвы также не соответствует действительности. В городе сформирован достаточной запас донорской крови и ее компонентов, в полной мере удовлетворяющий потребности в ней. В период восстановления после лечения, соответствующего профилю заболевания, пациентке проводилась сопроводительная терапия – осуществлялись переливания крови. Всего за время госпитализации было произведено 12 переливаний эритроцитарной массы. Кроме того, в гематологическом отделении пациентке оказывалась необходимая медицинская помощь в рамках лечения осложнения основного заболевания - полисегментарной пневмонии. После восстановления планировалось проведение пункции костного мозга с решением вопроса о продолжении назначенной терапии или корректировки тактики лечения. Этот вопрос обсуждался с пациенткой в перспективе.
За весь период лечения пациентка ни разу не выразила недовольства пребыванием и назначенным лечением в гематологическом отделении. С дочерью пациентки неоднократно встречался заведующий и информировал о тяжелом состоянии пациентки. Дочь прекрасно понимала тяжесть прогноза и ни разу не пожаловалась на бездействие врачей или нарушение норм этики и деонтологии.
Утверждение об отсутствии необходимой диагностики в период нахождения пациентки в больнице также представляется недостоверным. За всё время наблюдения и лечения пациентке было проведено 75 лабораторных и диагностических исследований.
Что касается коронавирусной инфекции, то в связи с подозрением на заболевание пациентка действительно провела несколько дней в специализированном отделении, однако коронавирусная инфекция не подтвердилась. За время пребывания в больнице было взято 14 тестов, результаты которых были отрицательными. В связи с этим женщина была переведена обратно в гематологическое отделение и продолжила лечение.
Несмотря на проводимое лечение, констатирована выраженная отрицательная динамика по основному диагнозу. Значительно выросло содержание опухолевых клеток крови, что сопровождалось резким ухудшением состояния пациентки и усилением слабости. Для коррекции сопроводительной терапии 7 октября пациентка была переведена в реанимационное отделение. Там ей оказывался весь комплекс необходимой медицинской помощи. К сожалению, ввиду тяжести состояния больная скончалась на фоне быстрой прогрессии опухоли. ГКБ им. С.П. Боткина выражает соболезнования.



Наталья Барабаш
Этот ответ - замечательный пример того, что творится в медицине и как защищают друг друга чиновники. Вот теперь я реально в бешенстве. Начнем с последнего откровенного вранья: «однако коронавирусная инфекция не подтвердилась.» Но вскрытие подтвердило именно коронавирусную инфекцию. В результате и после смерти Галка помыкалась: ее из обычного морга перевели в коронавирусный, тело выдали только на пятый день и обязали хоронить в закрытом гробу. Я не знаю, кто такая Мария Смирнова, но если она настолько не владеет информацией, как может давать официальный ответ? Врать даже о фактах, которые так легко проверить? Не говоря уже о другом: ковидом Галка и другие пациенты этого отделения, включая и первого Галкиного врача, заболели в самой больнице. Во всем мире это было бы результатом серьезнейшей проверки и серьезных последствий доя допустивших такое, включая главврача, который - брат знаменитой Малышевой. Но что-то я нигде ни слова о такой проверке не прочитала. А ведь даже в Галкиной выписке написано: внутрибольничная инфекция.
Информация об отсутствии в Москве крови не соответствует действительности? Скорее всего. Почему же тогда лечащий врач Сергей Кузнецов утверждал, что в Москве нет крови? Врал? У меня сохранились смс, в которых я прошу всех знакомых помочь найти кровь. Дочь и зять сдавали кровь, у них сохранились талончики - что, просто так сами ни с того ни с сего побежали?
Да, Галка не любила жаловаться. Она всегда билась за пациентов, но никогда - за себя. Я всю жизнь ее за это ругала. Вот и про отсутствие крови она мне, задыхаясь, рассказывала со смешком:
-Знаешь, как ее мне достали? Через Швейцарию!
Ее дочь, которая там живет, дозвонилась подруге, работающей в гематологическом центре.
Но я не верю, что если бы врачи из Боткинской сами стали бы добиваться крови для тяжелой больной, им бы ее не привезли.
Кровь внезапно кончилась, когда врачи стали всеми силами выпихивать из больницы неудобную пациентку. Кстати, я просила дочь Наташу записать разговор с врачом на диктофон. И я знаю, что она это сделала.
Что касается лечения. У Галки взяли анализ крови только через неделю после перевода из ковидного отделения. Это есть в выписке из ее истории болезни. Этот анализ крови показал, что у нее - тяжелая пневмония, но лечение от пневмонии она уже не получала. Впрочем, само лечение пусть комментируют врачи, поражает сам факт такого позднего взятия анализа у тяжелой больной. Все врачи, которым мы эту выписку показывали , изумлялись и негодовали. Заведующий отделением Камиль Капланов в понедельник кричал на дочь, чтобы она забирала мать на амбулаторное лечение, иначе он ее отправит в хоспис. А в среду пациентка умерла. Это нормальное лечение? По этому поводу мы обращались ко всем знакомым и добрались даже до помощника министра здравоохранения Мурашко - он ответил, что если лежачей больной нужны препараты, которые обычно даются амбулаторным, заведующий должен собрать комиссию и препарат будет. Но заведующий наорал на дочь, что его замучили звонками и он Галку выписывает. Все эти перипетии отражены в нашей смс переписке с разными людьми, и я обязательно предоставлю сканы этой переписки с датами, когда будет судебное разбирательство. А теперь я очень хочу, чтобы оно было. Заведующий неоднократно встречался с дочерью?
А пишущие ответ не знают, что у них в больнице карантин? Врачи не встречаются с родственниками, разговаривают только по внутреннему телефону - сотового номера ни врача, ни заведующего у дочери не было, и она буквально дежурила у этого внутреннего телефона в больнице, чтобы узнавать, как дела у мамы. И требовать, просить, настаивать, чтобы ей помогали.
Одно не сделали родные - никому не давали денег. В этой семье врачей они органически не умеют этого делать.
Да, у Галки была очень тяжелая болезнь. С такой редко выживают. Но с бластомой, которую ей удалили, тоже часто умирают прямо на операции. И живут по пять лет в случае успеха. Галка прожила десять. Она была стойкий оловянный солдатик.
И до последнего оставалась врачом. Лежала под капельницей. Я позвонила - и она вдруг ответила, хотя редко уже могла разговаривать.
-Куда ты едешь? - спросила, услышав шум машины.
-К врачу. Все со своей головой мучаюсь.
И Галка вдруг говорит своим строгим врачебным голосом:
-Я тебя слушаю. Боль похожа на ту, что была раньше?
Я тогда засмеялась: выпишешься - расскажу.
Боткинская больница. В жопу засуньте свое соболезнование.



 
 




Э.Мунк "Крик"


      Мэрский Собянин не перестаёт хвастаться об "успехах" столичного здравоохранения. Однако, в социальных сетях всё чаще появляются обращения москвичей к землякам которые свидетельствуют о совершенно недопустимом отношении к заболевшим горожанам и их родственникам со стороны городских медицинских работников.
      Ниже публикуется текст одного из таких обращений размещенного в социальной сети Facebook. В тексте отредактировано только личное отношение автора к Собянину, Раковой и Хрипуну.

 
************************************************************************************************************************************************************************************************************************************

Хорошево-Мневники, Щукино и Хорошевский – СОСЕДИ
Общедоступная группа
 ·
9,4 тыс. участников

15 октября 2020 года

Ирина Круглова
16.15

  · Н------у Собянина. Н------у Ракову. Н------у Хрипуна.
Папа заболел. Ковид. КТ1. Куча хрони.
Во вторник, 13 октября, он почти пять часов провёл в КТ-центре поликлиники 115 на ул.Демьяна Бедного. Я ему звоню, он задыхается. Там красная зона, мне туда не попасть, горячая линия Депздрава молчит, как рыба об лёд. К семи вечера ему выдали пачку антибиотиков и отправили домой.
ВСЁ!
Никто не приходил, никто не звонил. Отцу всё хуже.
Третий день я звоню и не могу дозвониться до:
Горячая линия Депздрава Мосвы: 499-251-83-00
Окружное управление Депздрава СЗАО: 499-198-55-10
Росздравнадзор: 495-611-47-74
Горячая линия Росздравнадзора: 88005509903
Дозвонилась до:
1. 7777777, там дали телефоны, по которым невозможно дозвониться
2. Поликлиники 115.
В поликлинике сказали, что вызов приняли, ждите.
- Сколько ждать?
- А это решает штаб.
- Какой штаб?
- Штаб по борьбе с коронавирусом.
- Где этот штаб?
- В поликлинике.
- На основании чего штаб решает к кому направлять врача, а к кому нет?
- Я передала ваш вызов.
- Так когда будет врач?
- Это решает штаб.
И так по кругу.
Если вы или ваши близкие заболевают, то вы остаётесь один на один с болезнью. Без помощи, без врача, даже без возможности куда-то дозвониться.


Дополнение от 16.10.20г. :

       15 октября. /ТАСС/. Президент России Владимир Путин наградил руководителя департамента здравоохранения Москвы Алексея Хрипуна орденом Александра Невского. Документ опубликован в среду на официальном портале правовой информации.
"За заслуги в борьбе с коронавирусной инфекцией, самоотверженность, проявленную при исполнении профессионального долга, наградить [орденом Александра Невского] Хрипуна Алексея Ивановича - министра правительства Москвы, руководителя департамента здравоохранения города Москвы", - говорится в сообщении.
Также указом президента орденом Александра Невского награжден главный врач Станции скорой и неотложной медицинской помощи имени Пучкова Николай Плавунов.


Дополнение от 17.10.20г. :

       После скандала вызванного перепостами публикации обращения Ирины Кругловой в социальной сети Facebook, с помощью Марии Смирновой (Департамент здравоохранения Москвы) больным занялись врачи. Ирине Кругловой позвонили из поликлиники 115, к больному домой пришла врач, назначила препараты, измерила сатурацию.

       Информацию об этом опубликовала сама Ирина Круглова, а в группах социальной сети Facebook появилось сообщение Марии Смирновой - 
"Здравствуйте. С заявительницей связались и решили её проблему. Подробнее с ответом можно ознакомиться по ссылке: https://www.facebook.com/.../permalink/3507142859353924/..."



Реплика :

       Может быть, самоотверженному орденоносцу, министру правительства Москвы, руководителю департамента здравоохранения города Москвы Хрипуну во исполнение своего профессионального долга, стоит наладить действенный контроль за результатами обращения москвичей в городские медицинские учреждения? Москвичи публично, в американской социальной сети Facebook (на мировом уровне) охаивают его "заслуги в борьбе с коронавирусной инфекцией". Нехорошо.  
 


 

 
        Коронавирус в столице не отступает, ждать всеобщей вакцинации придется еще не один месяц, заявил в субботу, 22 августа в интервью каналу "Россия 1" (ВГТРК) мэр Москвы Собянин. "Пройдут месяцы и месяцы, несмотря на то, что вакцина зарегистрирована. Будут проходить пострегистрационнные исследования, будут запускаться в гражданский оборот сначала небольшие партии. Ситуация хорошая с точки зрения ее стабильности, потому что мы раскрыли практически весь город. Мы не увидели какого-то всплеска серьезного по заболеваемости. С другой стороны, ежедневно около 700 заболевших выявляется каждый день. И от 300 до 400 человек госпитализируется", - рассказал Собянин. Стоит добавить то, что в столице практически ежедневно умирают от коронавируса более 10 человек.
      Он продолжил: "Это о чем говорит? Это говорит о том, что проблема остается, по крайней мере до вакцинации. Я имею в виду вакцинацию от коронавируса, полную, массовую. Все равно надо будет остерегаться, и принимать меры соответствующие".
      Что такое в понимании мэрского Собянина остерегаться эпидемии коронавируса и принимать из-за неё соответствующие меры граждане РФ могли наблюдать вечером того же дня.
      В 22:30, 22 августа в Москве стартовал Ночной забег 2020 года. Традиционно спортсмены соревновались на дистанции 10 км. Старт единственной в столице массовой ночной «десятки» был перенесён с 18 июля из-за эпидемии коронавируса. Десятикилометровый маршрут начинался у стен большой спортивной арены «Лужники», где на старт вышла толпа из более пяти тысяч спортсменов. Средства массовой информации показали стране и миру, как по ночной Москве в толпе бегут легкоатлеты – открыв рты и наперегонки.
      Гражданам странно было видеть это зрелище. По причине пандемии коронавируса в столице РФ мэрским Собяниным запрещены любые публичные мероприятия, даже за одиночный пикет в полицию забирают.
      Собянин является руководителем рабочей группы Госсовета по вопросам противодействия пандемии коронавируса. Он требует от руководителей министерств, ведомств, субъектов РФ учитывать его рекомендации в этих вопросах. Например, опасаясь пандемии коронавируса, накануне мэрский Собянин запретил проводить 1 сентября праздничные линейки в школах Москвы – по приказу министерства его примеру последовали власти остальных субъектов РФ.
      Теперь призывая остерегаться пандемии коронавируса, мэрский Собянин организовывает и проводит на улицах города массовое легкоатлетическое соревнование. Более того, во время празднования Дня города мэрский Собянин собирается провести 1200 публичных мероприятий и пандемия коронавируса опять ему не помеха.  
      Граждане, особенно вынужденные пользоваться из-за коронавируса средствами индивидуальной защиты, от подобного лицемэрства сильно злятся на власть. Не стоит брать пример с мэрского Собянина - плохо кончится. 
        
       Справка: следующий забег в календаре серии спортивных событий Бегового сообщества – Московский марафон – состоится 20 сентября.
 
 
 
 

 



          Мэрский Собянин с пафосом рассказывает об успехах в борьбе с эпидемией  коронавируса в Москве. Этот миф старательно поддерживает и распространяет «собянинский актив». Более того, пресс-секретарь президента РФ Песков заявил, что Москва показала один из лучших в мире показателей противодействия новой коронавирусной инфекции. При этом представитель Кремля подчеркнул, что сейчас рано давать оценку действиям глав других регионов России.
      Всё познаётся в сравнении.
      По официальным сведениям в РФ заболело коронавирусом более 450 000 человек, а умерло 5 533. Из них заболевших в Москве более 191 000 человек, а умерших 2 806 человек. По заявлению самого мэрского Собянина в Москве заболело коронавирусом около 300 000 жителей. В столице больше заболевших и умерших чем в остальных регионах страны вместе взятых! Мрачное достижение.
      Если сравнивать эпидемиологическую ситуацию в Москве со столицами других стран, то и это сравнение будет не в пользу Собянина. Возьмём для сравнения с Москвой эпидемиологическую ситуацию в Пекине, столице Китая, страны, где возникла эпидемия коронавируса. Всего в Китае заболело чуть более 84 000 человек, а умерло 4642 человека. В Пекине зарегистрировано 20 693 000 жителей, к тому же дополнительно по временной прописке проживает 7 738 000 граждан, и дополнительно трудоустроено около 10 000 000 трудовых мигрантов. По официальным сведениям в Пекине заболело от коронавируса 593 человека, выздоровело 581, болеют 3, а умерло 9 (!) человек. По-настоящему, впечатляющий результат.
 
 Справка:

       В Дели, столице Индии, проживает 16 862 000 человек, из них 25 004 заболели, а 652 умерли. В Токио, столице Японии, проживает 12 790 000 человек, из них 5217 заболели, а 302 умерли.      

 Дополнение:

       Господа! Некоторые из Вас упрекнули нас в том, что в публикации «намеренно» для сравнения не упомянуто о положении с эпидемией коронавируса в Нью-Йорке. Поясняем – этот город не является столицей государства, т.е. лишён некоторых административных возможностей.  
 


 
    


     После того, как оптимизатор столичного здравоохранения Собянин сократил в разы количество больничных коек в Москве, городские врачи во время эпидемии коронавируса вынуждены отказывать части больных в госпитализации, оставляя их на самолечении дома. Кроме того, в домашнем карантине находятся больные насморком, ОРВИ, сезонными аллергиями и т.п., а также граждане из так называемых групп риска.
     В каждом Московском доме есть назначенные старшие по домам и подъездам. В повседневной жизни они участвуют в общественной деятельности и контроле над результатами работы жилищно-эксплуатационных организаций. Предполагалось, что они под руководством социальных работников и при помощи местных волонтёров примут деятельное участие в организации повседневного режима для горожан находящихся в карантине. Принимать помощь от соседей – это естественно. Также естественно нарушителю карантина принимать упрёки (вплоть до оформления штрафа) от соседей за то, что он подвергает угрозе их жизни и здоровье, т.к. в условиях самоизоляции нарушителю не увернуться от пристального общественного контроля. С людьми стоит поступать по-людски, но мэрскому Собянину этого не нужно. По нашему оценочному суждению, для извлечения дохода он проигнорирует интересы любого количества москвичей.
     Чем помог мэрский Собянин москвичам, вынужденным по его вине заниматься лечением от коронавируса дома? Он приказал за ними надзирать! Всех находящихся в домашнем карантине заболевших москвичей принудили зарегистрироваться в программе «Социальный мониторинг». Это просто: в начале общения, вызванные к больному врачи, давали ему без объяснений на подпись бумаги, а при отказе от подписи больного пугали полицией и помещением в обсерватор. «Превратили жизнь больных людей в ад», - так москвичи отзываются о программе «Социальный мониторинг».
     Помимо лекарств больным людям нужны покой и забота. «Социальный мониторинг» лишил покоя всех зарегистрировавшихся в программе граждан, т.к. они должны постоянно отчитываться о своём местонахождении перед электронным надзирателем. Приходит уведомление о необходимости пройти идентификацию - это значит, что гражданину нужно зайти в программу и сфотографировать своё лицо (со вспышкой, которая встроена в приложение и не отключается). Программа требует от гражданина загрузить свою фотографию для подтверждения местоположения, нахождение гражданина контролируется по GPS. Некоторые больные жалуются, что push-уведомления жужжат каждые 20 минут (возможно сбой программы). Отчитаться перед цифровым надзирателем нужно немедленно. За не выполнение – штраф.
     Больные люди могут страдать от высокой температуры, поноса, общей слабости или находиться в продолжительном сне – для «Социального мониторинга» это не важно. У больных людей может быть весьма преклонный возраст, частичная потеря слуха или зрения (ограниченные возможности), тяжёлая форма инвалидности, отсутствие навыков работы с электронными системами – для «Социального мониторинга» и это не важно. Для программы «Социальный мониторинг» важно собирать штрафы – об этом мэрский Собянин позаботился. 
     По нашему мнению, отсутствие в программе «Социальный мониторинг» фотографии с места проживания находящегося в карантине гражданина не является доказательством нарушения им карантина. Доказательствами нарушения карантина могут быть фотографии с гражданином, сделанные вне помещения проживания или устные свидетельства очевидцев о нарушении им карантина.    
     Разработанная мэрией Москвы программа «Социальный мониторинг» технически ущербна. Её трудно скачать, она очень плохо устанавливается, в ней сложно или невозможно зарегистрироваться, иногда не работает кабинет, при загрузке фото система иногда виснет и т.д. и т.п., а главное - программа обильно шлёт штрафы невиновным людям. «Издевательство над людьми, которым вместо того, чтобы спокойно лечиться, приходится трепать себе нервы из-за приписанных штрафов», – возмущаются происходящим негодяйством сами больные.
     Утративший чувство ответственности мэрский Собянин проводит испытания технически недоработанной программы на больных людях. Как такое стало возможным в нашем правовом государстве?

Справка:
     На change.org предлагается поддержать петицию «Прекратите антисоциальный «Социальный мониторинг» по COVID-19 в Москве».

Дополнение:
     24 мая глава Роспотребнадзора Попова заявила журналистам о том, что в России не зафиксированы случаи смерти от коронавируса COVID-19 на дому. Дамочка соврамши.
     Например, 19 мая в Москве умер Максим Моргунов, 52 года, сын диктора ЦТ Моргуновой. Жил без вредных привычек и хронических заболеваний, по медицинским показаниям - здоров. Работал в Москве, где 8 мая у его руководителя подтвердилось заражение COVID-19. Моргунов сдал тест на COVID-19 и 10 мая получил на него «положительный» результат. КТ показало у него 28% поражения лёгких. Его отправили в домашний карантин, и он болел дома с температурой от 37,5 до 39 градусов, принимал гидроксихлорохин, азитромицин, лефлобакт. Умер внезапно. Согласно результатам медицинского свидетельства, смерть Моргунова наступила в результате острого респираторного дистресс-синдрома у взрослого, вызванного вирусом COVID-19. Иными словами он перестал дышать из-за отёка лёгких, вызванного вирусом COVID-19 (диагноз опубликовали родственники).
 

 
 
 
 
 
  




        Ёрник Навальный обеспокоен тем, что мэрского Собянина могут объявить крайним в ситуации с эпидемией коронавируса в РФ.
     По нашему оценочному суждению, мэрский Собянин не крайний в этой ситуации – он передний. Судите сами.
     В 2012 году в рамках программы так называемой «оптимизации» столичного здравоохранения мэрский Собянин закрыл почти все (прежде всего детские) инфекционные отделения в больницах и инфекционные больницы в Москве. Было объявлено о том, что для «современной» медицины койки в этих отделениях и больницах неэффективны, т.к. работают всего 180 дней в году(в холодный период), а оставшиеся полгода простаивают и имеют слишком  малую коммерческую составляющую – деньги из бюджета на них тратятся, а платных услуг на них не оказывается. Врачам из этих отделений и больниц, в т. ч. высшей категории, заботливый Собянин предложил перейти на должности санитарок, уборщиц, подсобных рабочих – они ушли в никуда. Сэкономив средства на здравоохранении мэрский Собянин увеличил траты на общегородские праздники и собственный пиар. Через год – полтора этот заразный опыт мэрского Собянина переняли руководители других регионов  РФ.  
     Теперь мы все расплачиваемся по запредельной цене за прошедшую "оптимизацию" медицины. Военные специалисты срочно строят в регионах инфекционные больницы.
     В Москве мэрский Собянин объявил строительство инфекционной больницы ударной стройкой. Вот такой плакат вдохновляет строителей на этой стройке.



     Некоторые строители задаются вопросом - а о чём раньше думал мэр Московский?
     В декабре 2018 года в Москве зафиксировали эпидемию дизентерии у детей, а затем у их родителей. Больные публично жаловались на то, что мэрские медицинские работники под разными предлогами отказывались  выписывать им направления на анализы и ставить настоящий диагноз. Более того, мэрские медицинские работники публично отказывались признавать результаты анализов коммерческих лабораторий свидетельствующих о заболевании больных дизентерией. По нашему предположению мэрские медицинские работники вели себя так из-за отсутствия в столичных больницах необходимого количества коек для инфекционных больных. В январе 2019 года разразился скандал и больных дизентерией с тяжёлыми осложнениями стали госпитализировать на койки, поставленные в больничных коридорах. В феврале 2019 года мэрский Собянин объявил о личном контроле за сложившейся с эпидемией дизентерии ситуацией, а ужаснувшиеся этому больные обратились за защитой своих интересов в суд. В суде интересы пострадавших от мэрской заботы пациентов защищала юрист Соболь из ФБК, поэтому пострадавшие получили по решению суда копеечные компенсации, а мэрские «гуманисты» соскочили с крючка правосудия. Однако мэрскому Собянину указали на то состояние, в котором находится столичная инфекционная служба, но это не помогло.
     В апреле 2019 года мэрский Собянин пообещал в течение 4-5 лет (!) построить новую инфекционно-клиническую больницу №1 и новый инфекционный корпус в Детской больнице святого Владимира, а также открыть инфекционное отделение в многопрофильной больнице в Коммунарке. Спустя 7 лет Собянин пообещал восстановить к 2024 году малую часть того, что эффективно уничтожил  в 2012 году.
     Пандемия коронавируса не стала ждать 2024 года.
      «Оптимизировав» самую мощную городскую инфекционную службу в мире, мэрский Собянин сейчас пафосно рапортует про перепрофилирование больничных палат общего типа (многоместных) городской клинической больницы №15 на приём инфекционных больных, как  о великом своём достижении. А лечить инфекционных больных анестезиологи будут? А не инфекционных больных теперь на койки в коридорах других больниц госпитализируют?
      Президент РФ Путин решил лично разобраться в ситуации с оказанием медицинской помощи инфекционным больным в столице, но мэрский Собянин не рискнул показать ему городскую инфекционную больницу (в ней начали ремонт). Президенту РФ Путину показали инфекционное отделение в новой многопрофильной городской больнице в Коммунарке, а пояснения ему давал главврач больницы, анестезиолог. Именно этот анестезиолог в присутствии своего начальника мэрского Собянина восхищался построенной больницей (Космос!). Давайте не будем торопиться с восторгами. Давайте вспомним о том, что год назад мэрский Собянин обещал в новых корпусах делать вместо общих палат мельцеровские боксы. Так вот, в этой новой многопрофильной городской больнице всего 40 мельцеровских боксов. Если это «КОСМОС», то из детской книжки про Незнайку на Луне.
      Обсуждать здесь сроки, качество, результаты лечения инфицированных больных в столичных больницах смысла нет. Социальные сети и СМИ переполнены тягостными рассказами очевидцев о процедуре лечения в Московских больницах.
    

       
    
       
                                  
 
 
     


     Мы и раньше знали о том, что назначенный мэром Москвы Собянин в погоне за денежкой меньше всего думает о москвичах, но публично мэрский Собянин в этом не признавался.
     Теперь (с чего вдруг?) Собянин не скрывает приоритетов в своей мэрской деятельности.



     Для мэрского Собянина самое главное не беречь здоровье и жизни москвичей, а сохранить нормальную экономическую ситуацию в городе. За бабло мэрский барышник беспокоится.
     Ну, хоть откровенно!
      
 
 

       
 
 




                  В настоящее время всё больше детей дошкольного и младшего школьного возраста (в основном мальчишки) приходят без записи (по острому случаю) на приёмы к офтальмологам в столичные детские поликлиники. У детей симптомы сильной аллергии – отёки глаз, аллергический конъюнктивит, отёк носоглотки. Специалисты уверены в том, что причина заболеваний не в сезонной (рано) пыльце растений, а в химических противогололёдных реагентах, которые из-за установившейся в Москве тёплой погоды начали испаряться и вместе с пылью попадать в организмы горожан. Дети старшего возраста, а также взрослые москвичи подверженные этой болезни давно наблюдаются у врачей и уже имеют для лечения выписанные им лекарства, но от этого всем не легче.
            О том, что противогололёдные реагенты, разбрасываемые без меры Собяниным по Москве, губят здоровье людей и животных общеизвестно. Мэрский Собянин публично и не однократно обещал прекратить их использование, но у него от слова до дела целая верста. Использование противогололёдных реагентов в Москве увеличили, а для того чтобы убедить москвичей в безвредности противогололёдных реагентов на мэрских телеканалах заставили журнашлюшек с восторгом их есть – в разумных дозах конечно. А кто видел на улицах Москвы реагенты в разумных дозах? Надо было для достоверности журнашлюшкам на кусочек хлеба полпачки соли высыпать и пусть бы они это радостно ели в прямом эфире, а ещё лучше налить в тазик воды, насыпать в него до краёв соли и поставить под ноги Собянину на мэрском заседании по вопросу применения противогололёдных реагентов.
           19 марта на заседании круглого стола «Экологическая безопасность в Москве: проблемы применения противогололедных реагентов», Владимир Королев, профессор кафедры инженерной и экологической геологии геологического факультета МГУ, доктор геолого-минералогических наук, представил доклад об экологических проблемах применения противогололедных реагентов на городских территориях. Более 12 лет он вместе с коллегами проводит исследования о влияния реагентов на экологию Москвы. Существующие доказательства безопасности реагентов не совсем корректны: изучалась чистота самих реагентов – отсутствие вредных, радиоактивных примесей. Но основную опасность представляют не сами реагенты, а продукты их реакции, точнее, продукты гидролиза – дорожные остатки (частички топлива, резины шин, омывающей жидкости и т.д.), когда они вступают во взаимодействие со снегом: «...и тогда мы получаем ту самую агрессивную среду в виде каши черного цвета у нас под ногами». В результате, каша из снега, грязи и химикатов лежит на тротуарах и газонах месяцами, пока не растает сама по себе, отравляя воздух, которым мы дышим ежедневно. А растворяясь дождями по весне, этот состав впитывается в землю, медленно убивая всё растущее на ней. По данным профессора Королева, даже после уборки снега ежегодно от 80 до 120 тысяч тонн солей поступает в почву. Критическая доза солей в почвах Москвы для микроорганизмов превышена в 30-90 раз.
            Александр Чучалин, руководитель НИИ пульмонологии, академик РАН, профессор, доктор медицинских наук выступил там же с предложением о разработке и внедрении научной программы, позволяющей выявлять экологически обусловленные заболевания, обеспечить учет первичной экологически обусловленной заболеваемости. Также, по его мнению, в Москве необходимо разработать специальные программы по защите детей от экологически-обусловленных заболеваний. «Москва один из самых агрессивных в экологическом плане городов. Проблема в том, что экологические факторы вызывают заболевания, но нет системы научного доказательства, и как следствие, регистрации заболеваний как вызванных неблагополучными экологическими факторами», - заявил он. Помимо болезней лёгких, в том числе онкологических, увеличение использования онкогенов в городской среде, в частности противогололёдных реагентов, влияет также на ухудшение зрения, способствует развитию кожных заболеваний, от их воздействия на улицах города сильнее всего из-за своего невысокого роста страдают дети.
            О работе практикующих врачей рассказала Евгения Назарова, кандидат медицинских наук, врач аллерголог-иммунолог из ГНЦ "Институт иммунологии". Врачи-аллергологи в последние годы отмечают рост числа обращений пациентов с респираторными ринитами в межсезонье, когда, по идее, этих заболеваний быть не должно. Фактором, провоцирующим рост аллергопатологий, может быть испарения от реагентов при таянии снега.
            Многочисленные обращения муниципальных депутатов к мэрскому Собянину и правительству Москвы о замене химических реагентов во дворах домов, внутриквартальных проездах на экологически чистые антигололедные материалы не принесли результатов.
 
 
Реплика:
 
            Наживая деньги дельцы и господа мэрские чиновники плюют на то, каким воздухом дышат москвичи, а москвичи демократично дышат одним воздухом с ними.
 
Справка:
 
            В данное время перед столичными Советами депутатов муниципальных округов отчитываются главные врачи больниц и поликлиник, расположенных у них в районах. По предоставленной информации,  у москвичей в разных районах столицы за год зафиксирован рост на 8 – 17% заболеваний органов дыхания.
 
Дополнение:
 
            Мэрский Собянин решает сложную задачу чистки улиц зимой наименее затруднительным и наиболее демонстративным способом.
            Когда москвичи месяцами ногами месят грязную жижу на столичных улицах, а их автомобили покрываются въедливыми мутными разводами от соляной плёнки – они поносят мэрских чиновников последними словами, но при этом не могут отрицать, что мэрский Собянин таким образом о них заботится.