После того, как оптимизатор столичного здравоохранения Собянин сократил в разы количество больничных коек в Москве, городские врачи во время эпидемии коронавируса вынуждены отказывать части больных в госпитализации, оставляя их на самолечении дома. Кроме того, в домашнем карантине находятся больные насморком, ОРВИ, сезонными аллергиями и т.п., а также граждане из так называемых групп риска.
     В каждом Московском доме есть назначенные старшие по домам и подъездам. В повседневной жизни они участвуют в общественной деятельности и контроле над результатами работы жилищно-эксплуатационных организаций. Предполагалось, что они под руководством социальных работников и при помощи местных волонтёров примут деятельное участие в организации повседневного режима для горожан находящихся в карантине. Принимать помощь от соседей – это естественно. Также естественно нарушителю карантина принимать упрёки (вплоть до оформления штрафа) от соседей за то, что он подвергает угрозе их жизни и здоровье, т.к. в условиях самоизоляции нарушителю не увернуться от пристального общественного контроля. С людьми стоит поступать по-людски, но мэрскому Собянину этого не нужно. По нашему оценочному суждению, для извлечения дохода он проигнорирует интересы любого количества москвичей.
     Чем помог мэрский Собянин москвичам, вынужденным по его вине заниматься лечением от коронавируса дома? Он приказал за ними надзирать! Всех находящихся в домашнем карантине заболевших москвичей принудили зарегистрироваться в программе «Социальный мониторинг». Это просто: в начале общения, вызванные к больному врачи, давали ему без объяснений на подпись бумаги, а при отказе от подписи больного пугали полицией и помещением в обсерватор. «Превратили жизнь больных людей в ад», - так москвичи отзываются о программе «Социальный мониторинг».
     Помимо лекарств больным людям нужны покой и забота. «Социальный мониторинг» лишил покоя всех зарегистрировавшихся в программе граждан, т.к. они должны постоянно отчитываться о своём местонахождении перед электронным надзирателем. Приходит уведомление о необходимости пройти идентификацию - это значит, что гражданину нужно зайти в программу и сфотографировать своё лицо (со вспышкой, которая встроена в приложение и не отключается). Программа требует от гражданина загрузить свою фотографию для подтверждения местоположения, нахождение гражданина контролируется по GPS. Некоторые больные жалуются, что push-уведомления жужжат каждые 20 минут (возможно сбой программы). Отчитаться перед цифровым надзирателем нужно немедленно. За не выполнение – штраф.
     Больные люди могут страдать от высокой температуры, поноса, общей слабости или находиться в продолжительном сне – для «Социального мониторинга» это не важно. У больных людей может быть весьма преклонный возраст, частичная потеря слуха или зрения (ограниченные возможности), тяжёлая форма инвалидности, отсутствие навыков работы с электронными системами – для «Социального мониторинга» и это не важно. Для программы «Социальный мониторинг» важно собирать штрафы – об этом мэрский Собянин позаботился. 
     По нашему мнению, отсутствие в программе «Социальный мониторинг» фотографии с места проживания находящегося в карантине гражданина не является доказательством нарушения им карантина. Доказательствами нарушения карантина могут быть фотографии с гражданином, сделанные вне помещения проживания или устные свидетельства очевидцев о нарушении им карантина.    
     Разработанная мэрией Москвы программа «Социальный мониторинг» технически ущербна. Её трудно скачать, она очень плохо устанавливается, в ней сложно или невозможно зарегистрироваться, иногда не работает кабинет, при загрузке фото система иногда виснет и т.д. и т.п., а главное - программа обильно шлёт штрафы невиновным людям. «Издевательство над людьми, которым вместо того, чтобы спокойно лечиться, приходится трепать себе нервы из-за приписанных штрафов», – возмущаются происходящим негодяйством сами больные.
     Утративший чувство ответственности мэрский Собянин проводит испытания технически недоработанной программы на больных людях. Как такое стало возможным в нашем правовом государстве?

Справка:
     На change.org предлагается поддержать петицию «Прекратите антисоциальный «Социальный мониторинг» по COVID-19 в Москве».

Дополнение:
     24 мая глава Роспотребнадзора Попова заявила журналистам о том, что в России не зафиксированы случаи смерти от коронавируса COVID-19 на дому. Дамочка соврамши.
     Например, 19 мая в Москве умер Максим Моргунов, 52 года, сын диктора ЦТ Моргуновой. Жил без вредных привычек и хронических заболеваний, по медицинским показаниям - здоров. Работал в Москве, где 8 мая у его руководителя подтвердилось заражение COVID-19. Моргунов сдал тест на COVID-19 и 10 мая получил на него «положительный» результат. КТ показало у него 28% поражения лёгких. Его отправили в домашний карантин, и он болел дома с температурой от 37,5 до 39 градусов, принимал гидроксихлорохин, азитромицин, лефлобакт. Умер внезапно. Согласно результатам медицинского свидетельства, смерть Моргунова наступила в результате острого респираторного дистресс-синдрома у взрослого, вызванного вирусом COVID-19. Иными словами он перестал дышать из-за отёка лёгких, вызванного вирусом COVID-19 (диагноз опубликовали родственники).