«Мы хотим, чтобы москвичи могли получить своевременную и качественную медицинскую помощь, а московские врачи и медицинские сёстры имели все возможности для эффективной и хорошо оплачиваемой работы», - заявил Собянин посетив 17.06.2015г. торжественное мероприятие, прошедшее в преддверии Дня медицинского работника. Ну и что мешает претворить желания в жизнь?

 Реформы Собянина довели до мордобоя

    Законодательная база, включая майские Указы Президента, под реформу столичного здравоохранения сформирована. Потрачена гигантская сумма рублей на закупки медицинского оборудования и ремонт медицинских учреждений. Ссылаясь на избыток, Собянин сокращает медицинские учреждения и их работников. А результат каков?

  По нашему оценочному суждению доступность и качество медицинской помощи москвичам значительно ухудшились, а иначе получиться у собянинских и не могло. Назначь барышника в собес, так он по любому из богадельни ломбард сделает.

   О падении доступности медицинской помощи москвичам, в том числе платной, мы опубликуем документы позже. Сейчас давайте обратим внимание на главную составляющую в качестве столичной медицинской помощи – работу врачей.

    Хищническая эксплуатация практикующих медработников (несоответствие их оплаты труда растущей нагрузке) в учреждениях департамента здравоохранения Москвы начинает принимать характер эпидемии. Всё больше главных врачей требуют от своих подчинённых врачей-практиков внесение изменений в трудовые договора для того чтобы увязать стимулирующие выплаты, которые должны выплачиваться за работу по основному трудовому договору, с выполнением врачами дополнительного объёма работ не входящих в их должностные обязанности.

    В настоящее время в Москве можно увидеть врача, подметающего улицу у входа в медицинское учреждение перед началом приема пациентов. Подавляющее большинство врачей вынуждены (для приемлемой зарплаты) работать в 1,5 – 2 раза больше времени, установленного трудовым договором. В этом прямая угроза здоровью граждан. Работая ежедневно по 12 – 14 часов ( с подработкой ), да ещё с интервалом в 15 минут на больного, врач становится неадекватным своим обязанностям и больные это ощущают на себе (все по-разному). Ситуация усугубляется ещё и тем, что в нашем государстве врачи, как правило, за свои ошибки несут административную ответственность, т.к. суды присуждают за врачебные ошибки копеечные компенсации, а за убийство больных врачи получают условные сроки (редко колонию-поселение).

     По нашему оценочному суждению Собянин добивает качество городской системы здравоохранения.

   Для примера, мы опубликовали на сайте типичную историю врача И.Степанова. Он отправил письмо Собянину, в котором сообщил о том, что ему, стоматологу-хирургу, администрация городской поликлиники выделила всего 15 (ПЯТНАДЦАТЬ) минут на приём каждого ребёнка, да ещё в это же время он должен делать анестезию другим детям. Это легко проверяется по сайту поликлиники. Врач сообщает Собянину о своей зарплате в 20 000 рублей за работу вдвоём, вместо положенных по штату семи специалистов. Это легко проверяется по утверждённому штатному расписанию и ведомости на зарплату. Всё очевидно.

    Реакция на обращение врача к Собянину оказалась предсказуемой. В кабинет И.Степанова, во время приёма пациентов (!) явилась главный врач с толпой заместителей и выгнав в коридор больного ребёнка (!) учинила такое выяснение отношений, что родители больных детей вызвали в поликлинику полицию, а врача И.Степанова бригада врачей скорой помощи увезла в больницу. Дикость? Для нас да, а для Москвы - собянинская повседневность. Почти норма. Совсем не случайно собянинский департамент здравоохранения сразу после конфликта взял под защиту главного врача, а медицинский коллектив поликлиники и родители больных детей заступились за И. Степанова.

 

   Сначала против собянинской реформы здравоохранения выступили объединившиеся медицинские работники, затем к ним присоединились все политические партии и движения, теперь к ним присоединяются больные и их родственники.

 

   Будущее не за Собяниным.

 

 


Главный врач и его зам избили стоматолога, написавшего Собянину, и отобрали мобильный телефон

Член профсоюза «Действие», врач Иван Степанов был избит в своем кабинете в 26-й детской стоматологической поликлинике. Нападали, по словам Ивана и  его коллег, точно заместитель главного врача Гарик Бостанджян и главврач Ольга Сагина, которая вырвала из рук Ивана телефон с видеозаписью происходящего и забрала с собой. Иван был увезен на скорой  с предварительным диагнозом «сотрясение головного мозга» и «ушибы мягких тканей» и госпитализирован, но  затем даже без осмотра невропатологом был выписан — видимо, по команде «сверху». 
Несколько дней назад ко мне обратился  молодой московский врач-стоматолог Иван Степанов, который попросил совета, что делать  в связи с начавшимися против него гонениями в поликлинике.

"Здравствуйте!!! Очень нужна Ваша помощь! Я врач-стоматолог-хирург в детской стомат поликлинике Москвы. Ввели шаг записи по ЕМИАС 15 мин и 8-часовой рабочий день без перерыва. Обратился с письмом к мэру, это письмо спустили администрации поликлиники — началось гнобление: за сегодня писал 3 объяснительные по выходу в туалет! Помогите советом…" 
Вот, письмо, которое Иван написал мэру Москвы Собянину:

Уважаемый Сергей Семенович!
Я, Степанов Иван Сергеевич, работаю врачом-стоматологом-хирургом в ГБУЗ ДСП26 ДЗМ. В поликлинике предусмотрено 7 ставок врачей-стоматологов-хирургов, а фактически работает только 2 стоматолога-хирурга. При этом администрация повысила норму приема населения с февраля этого года с 14 человек/день до 25 человек/день, а рабочий день был удлинен до 7,8 часа!
Оклад врача на данный момент составляет 20460 рублей.
Возможно ли при такой нагрузке повысить уровень заработной платы докторам за счёт средств от 5 ставок врачей-стоматологов-хирургов, которые являются вакантными?
Как можно, следуя данным нормативам (шаг ЕМИАС составляет 15 минут), оказать качественную высоквалифицированную помощь ребенку?!.


Чтобы было понятно тем, кто не знает, что такое ЕМИАС. Это система электронной записи пациентов на прием. Понятно, что 15 минут в среднем на одного ребенка стоматологом — это крайне мало,  это же ребенок, а зубы — это зубы! Если раньше рабочий день стоматолога в соответствии с праврвыми нормами составлял 6,5 часов, это позволяло  принять ребенка уже после окончания официального времени приема. А 8-часовой рабочий день в режиме конвейера, на котором вместо болванок, дети с больными зубами — можно представить себе что это такое.

Основным проводником «замечательных» нововведений Иван назвал заместителя главного врача  Гарика (Герасима) Марленовича Бостанджяна.

Я спросил Ивана, почему он не уходит в платную стоматологию, где и деньги больше и условия лучше. Иван ответил, что это его сознательный выбор — работать в общественном медучреждении и оказывать бесплатную помощь детям, — он считает это правильным.

Мы приняли Ивана в профсоюз и проконсультировали, как  правильно отвечать на объяснительные, как грамотно написать запрос на получение документов по нормированию труда…. Я сейчас жалею, что мы не поспешили уведомить администрацию, что Иван теперь член нашего профсоюза. Возможно, это бы слегка охладило пыл тех, кто решил расправиться с молодым врачом, осмелившимся вынести сор из избы и написать Собянину.

Вчера Иван подготовил объяснительную на очередное надуманное обвинение в нарушении трудовой дисциплины, а также докладную на имя  главного врача по возникшим производственными проблемам:

Из докладной Ивана Степанова:
Довожу до вашего сведения, что на сегодняшний день прием пациентов по записи ЕМИАС (шаг записи по 15 мин) сопряжен с одновременным приемом пациентов «на анестезию». Искажается вся суть записи пациентов на прием по системе ЕМИАС, так как временного шага в 15 мин зачастую недостаточно для оказания помощи ребенку, а одновременная очередь «на анестезию» усугубляет данную ситуацию!
Это ущемляет права всех пациентов на оказание качественной высококвалифицированной помощи!!!
Прошу администрацию учреждения разобраться в сложившейся ситуации, ущемляющей права пациентов на получение качественной и доступной медицинской помощи. Ответ в письменном виде предоставить мне по месту работы.


Сегодня утром Иван позвонил и сообщил, что как ему рассказали коллеги в его отсутствие представители администрации рылись в его личных вещах в ящике рабочего стола.  
Далее события развивались стремительно. Изложу сначала то, что мне рассказал по телефону (запись имеется) коллега Ивана, стоматолог Сергей.

В кабинете находились Иван, Сергей, медсестра и медбрат, мальчик (пциент) и его отец.
Неожиданно вошли  главврач Ольга Владимировна Сагина, ее заместитель Гарик (он же Герасим) Бостанджян, заведующий отделением. еще один зам главврача (по АХЧ) и начальница отдела кадров. Они стали «наседать» на Ивана, требовали, чтобы он отправился вместе с ними в кабинет к главному врачу. На это Иван ответил, что находится на своем рабочем месте, исполняет свои обязанности и попросил не отвлекать от работы. 
Затем пришедшие попросили свидетелей удалиться, вышли все, кто был в кабинете раньше, но почему-то остался медбрат Дмитрий.
Сергей рассказал, что в какой-то момент в кабинете послышался грохот, шум возни. Когда он попытался войти в кабинет, дверь не поддалась, ее кто-то держал изнутри.

Отец мальчика, видя, что происходит что-то странное, вызвал полицию.

Затем дверь раскрылась, выбежала главврач Сагина, затем остальные, появился  Иван со следами избиения на лице (шишка на лбу, ссадины), который сказал, что у него отобрали телефон.

Это подтвердил Сергею медбрат Дмитрий. По его словам (в передаче Сергея), в какой-то момент Бостанжян схватил сзади Ивана за руки, а главврач стала бить его по лицу. Иван инстинктивно стал защищаться от ударов. Потом они стали отбирать у него телефон. Иван успел записать на него начало нападения, видимо, такой компромат они не могли ему оставить.  
Теперь то, что мне рассказал Иван, — по телефону, уже лежа на койке в больнице.  Он включил видеозапись в телефоне, чтобы зафиксировать тот факт, что он не отказывается дать объяснительную, он готов ее дать объяснительную, но для ее подготовки нужно время (закон предусматривает два дня) и письменное требование, чтобы ответ был по существу.  
После этого Гарик Бостанджян схватил его сзади  и бросил на пол — так, что Иван сильно ударился головой. Пока он лежал на полу, по нему стали наносить удары, а потом главврач вырвала у него из рук мобильный телефон. 
Нравы администрации московских поликлиник, конечно, поражают. Чем дальше — тем больше. К медикам относятся как к крепостным, — мало того, что на них  по мнению московских чиновников, похоже, не распространяются нормы трудового кодекса, так теперь, значит, их можно  среди бела дня шмонать, грабить,  избивать?

По словам коллег Ивана, главный врач Ольга Сагина тоже вызвала себе скорую — якобы  на вывих пальца (очень рьяно вырывала телефон из рук Ивана). Не исключена попытка сфальсифицировать ответное обвинение Ивана. Будем надеяться, что его коллеги-свидетели устоят перед административным давлением, дадут полную и объективную информацию следствию.  
Полиция, прибывшая на место, происшествия протокол не составляла, поэтому заявление подавать полицию поехала жена  Ивана — Анна, с маленьким ребенком на руках. По ее словам, там уже было целое дело от противоположной стороны. Успели состряпать. Пресс-служба департамента здравоохранения Москвы  уже выдала собственную версию происшествия, обвинив в нападении не администрацию, а Ивана, и ее сейчас со ссылкой на московский Интерфакс массово распространяют СМИ. 
Более того, Ивана без должного осмотра выписали из больницы — видимо, по сигналу сверху. Сопредседатель МПРЗ «Действие» Екатерина Чацкая сообщила, что она лично наблюдала как проходил «осмотр».  Пришел травматолог, задал несколько общих вопросов, даже не предложил Ивану раздеться для осмотра. Невролог вообще не приходил, хотя для того,чтобы снять диагноз сотрясение головного мозга, его осмотр был обязателен. Выписку, которую дали Ивану, Екатерина считает фальсифицированным, по сути, документом. Иван терял сознание, его тошнило, имеет место тремор рук, сообщила руководитель московского горкома профсоюза Анна Землянухина. Наши московские профсоюзные лидеры и активисты,с разу после работы поехали навестить товарища. 
 Сейчас обсуждаем тактику действий и необходимую поддержку. Кроме того,  о случившемся проинформирован президент Конфедерации труда России, члена Президиума Совета по правам человека Борис Кравченко. 
 
 
 
21:28 , 24 июня 2015

 

 

Коллектив поликлиники заступился за избитого стоматолога и потребовал отставки главврача

Сегодня более 60 сотрудников Детской стоматологической поликлиники №26 г.Москвы высказались за отставку главного врача Ольги Сагиной и ее заместителя Герасима Бостанджяна, участвовавших в групповом избиении и ограблении врача Ивана Степанова.

О том, что преступные действия со стороны Сагиной и Бостанджяна имели место, сегодня я могу уже утверждать с меньшими оговорками, поскольку в публичном поле появились прямые свидетельства незаинтересованных очевидцев, да и я лично окончательно убедился в твердости коллег Ивана, готовых говорить правду, невзирая на угрозу административного давления. (См. например: свидетельство отца девочки-пациентки Гафура Мустафина - здесь )

В правоте молодого врача, выступившего в своем письме к С.Собяинину в защиту интересов детей-пациентов, не сомнваются и его коллеги — врачи и медсестры поликлиники, с которыми он работает. Доказательством этому стали собранные сегодня подписи сотрудников под обращением к мэру Москвы и к главе департамента столичнго здравоохранения.

"Мы заявляем, что не можем более работать под руководством таких лиц как Сагина О.В. и Бостанджян Г.М. Мы считаем, что если этим людям все сойдет с рук, это укрепит их в своей безнаказанности, создаст абсолютно невозможную для работы в учреждении атмосферу страха, неуважения и произвола. Просим принять меры по замене этих лиц новыми людьми, способными конструктивно взаимодействовать с коллективом на основании взаимного уважения", — пишут медики.


img-150625171606-0001.jpg

Всего сегодня за несколько часов было собрано три двусторонних листа с подписями сотрудников, однако один лист (примерно 20 подписей) был перехвачен сотрудниками администрации. Сканы собранных подписей см. - здесь